Тихоокеанский флот ВМФ России (pressa_tof) wrote,
Тихоокеанский флот ВМФ России
pressa_tof

Categories:

Страницы истории корвета «Гридень».

155-летию
города Владивостока.
Экипажу корвета Гридень.
Посвящается.
Страницы истории корвета «Гридень».
Продвижение границ Российской империи на восток, приращение землями было долгим и мучительным, от похода в Сибирь Ермака до выхода казака Ивана Москвитина к Великому океану. В историю вписаны имена Василия Пояркова, Семена Дежнева и Федота Попова, Ерофея Хабарова, Онуфрия Степанова, Владимира Атласова и многих других. Все они хорошо известны в народе, их трудами, стремлением вперед к неизвестному, во имя и во славу России закрепилась она землями, омываемыми Тихим океаном. 

граф Н.Н. Муравьев-Амурский


19-й век подарил России Н.Н. Муравьева-Амурского и Г.И. Невельского. Вместе их объединяло самоотверженное, беззаветное служение Отчизне, верность воинскому долгу, беспредельная честность. Действительно они оказались в нужное время в нужном месте – генерал губернатор Восточной Сибири и капитан-лейтенант, начальник Амурской экспедиции, по собственной инициативе основавший Николаевский пост в устье Амура, взявший при этом всю ответственность на себя за возможные последствия, исследовавший и доказавший, что Сахалин это остров.
Благодаря их трудам не только Приморский край, но и восточная часть Хабаровского края, примыкающая к Японскому морю, стали Российской землей.
Создание военных постов в бухте Золотой Рог, заливах Посьет и Святой Ольги, расселение казаков по реке Уссури и на озере Ханка явилось важным фактором усиливающим позиции российской дипломатии при подписании 2 ноября 1860 года Пекинского договора подтверждавшего Айгунский и Тяньцзиньский договоры и окончательно определившего восточную границу между владениями России и Китая.

вице-адмирал Г.И. Невельской


Конечно, сейчас слышны рассуждения, Россия воспользовалась слабостью Китая и присоединила территорию, находившуюся в совместном пользовании.
Но нельзя забывать, что это был 19-й век, век колонизации еще малоосвоенных континентов, островных территорий и решался он зачастую силой оружия, принуждением аборигенов, подкупом и обманом.
Военно-политическая обстановка в то время диктовала необходимость начала скорейшего освоения Уссурийского края.
Мы не воспользовались слабостью Китая. Мы смогли присутствием эскадры кораблей Российского флота в Восточно-Китайском море под командованием капитана 1 ранга И.Ф. Лихачева, умной дипломатией, демонстрацией военно-морского флага России, снизить угрозы в отношении Китая со стороны англо-французской эскадры, защитить власть Китая от внутреннего раскола и убедить Пекин, что только Россия, приобретая Уссурийский край. сможет, в том числе, защитить и Китай от угрозы со стороны Японского моря.
15 ноября 1859 года, находясь в Благовещенске, Генерал-Губернатор Восточной Сибири граф Н.Н. Муравьев-Амурский направляет письмо Военному Губернатору Приморской области контр-адмиралу
П.В. Казакевичу:


вице-адмирал И.Ф. Лихачев


«Значительные приготовления, делаемые в Англии и Франции к новой войне с Китаем, поставляют и нас в необходимость иметь в готовности все суда вверенной вам флотилии к выступлению в море немедленно по вскрытии льда в лимане (северная часть Татарского пролива, устье р. Амур).
Поспешая уведомить об этом ваше превосходительство для благовременных с вашей стороны распоряжений, я вместе с тем имею честь сообщить вам, что эскадра наша должна будет выступить в море под личным вашим начальством и исполнить нижеследующие главные предложения:
занять и укрепить два пункта для небольших команд в гаванях Новгородской и Владивостоке, в заливе Петра Великого;
занять и укрепить для двух рот место в заливе Анива на острове Сахалин;
крейсировать вдоль залива Петра Великого и описать все берега онаго от границы Кореи с юга (устья реки Тюменрь-Ула) до бухты Ольги к северу со всевозможною точностию и подробностию.
Для исполнения всех сих предположений необходимо вашему превосходительству приготовить:
- все три корвета,
- оба винтовые транспорта,
- оба клипера и корвет-пароход «Америка»,
- а также две роты 4-го линейного батальона с надлежащим числом стрелков из стрелковой роты сего батальона и дивизион горной артиллерии с некоторым числом лошадей.
Для зимовки же всех десантных войск необходимо взять с собой надлежащее количество готовых зданий, которые бы можно было поставить тотчас по прибытии на места, назначенные для занятия.
Долгом считаю предупредить ваше превосходительство, что по всем сведениям соединенные силы Англии и Франции будут в Печелийском заливе (северо-западная часть Желтого моря, прим. автора) самою раннею весною (1860 г.) и вероятно не позже начала июня крейсера их покажутся около наших южных берегов, а нам следует там уже встретить и иметь десанты на назначенных пунктах, исключая Сахалина, где десант может быть
сделан и позже».

контр-адмирал П.В.Казакевич


В свою очередь контр-адмирал П.В. Казакевич в распоряжении командиру корвета «Гридень» лейтенанту Г.Х. Эгершельду предписывает, с прибытием в залив Петра Великого, обращать особое внимание на взаимоотношение с манджурами и действия при встрече с иностранными кораблями.
«…При всех Ваших распоряжениях касательно осмотра берега, порубки леса или при сношениях с манджурами, показывать последним, что мы здесь поселились на собственной земле и что по Айгуньскому трактату наша граница идет по реке Уссури до моря.
Конечно, насильственных поступков против собственности местных жителей не допускать, и за таковые с нижних чинов взыскивать, равно как и с манджуров за их какие либо проступки, вообще же стараться с ними быть в дружественных отношениях.
Но все расспросы, зачем здесь поселились? Отвечать – для защиты границы с моря.
Под вашей защитой находится пост, расположенный в бухте Владивосток, из которой при всяком вашем переходе стараться привозить в гавань Посьета лес необходимый для устройства поста.
Весьма было бы выгодно и удобно завести сношения с манджурами, чтобы от них приобретать скот и другие припасы, но при этом отнюдь не показывать вида, что это делается вследствие крайности, ибо они из этого могут заключить о слабости нашего положения.
В случае прихода иностранных судов в гавань Посьета, вы объявляете, что наша граница по Айгуньскому трактату простирается до Кореи.
Я вполне убежден, что Ваше благородие примет самые деятельные меры к сбережению здоровья как своей команды, так и людей находящихся на постах, ибо вся цель назначения Вас на эту станцию заключается в содействии всеми имеющимися у Вас средствами береговым командам, как относительно перевозки продовольствия, устройства самих постов, так и относительно их защиты, а потому имея эту цель, Вы не упустите ничего из виду, чтобы выказать всегдашнюю Вашу распорядительность и деятельность.
Контр-адмирал Казакевич».




Гридень на пути в Приморье

  Первым стражем Владивостока стал корвет «Гридень», который пережив тяжелую зиму в Николаевске готовился к отплытию в залив Петра Великого.
Корабельный врач корвета «Гридень» П.А. Вульфиус в своем дневнике отмечал: «…Зима 1859-1860 г.г. в Николаевске была весьма жестокая. Уже с первых дней октября наступил сильный мороз, вследствие которого Амур покрылся льдом. Термометр показывал в конце декабря и в начале января до «–40» градусов и при постоянных северных ветрах выпало такое количество снегу, о котором не помнит никто из жителей Николаевска. Снег лежал выше заборов и домов и сообщение в город, хотя и не прекращалось совершенно, было весьма затруднительно.
Казарма 28-го флотского экипажа, к которому принадлежала команда и нашего корвета, была построена на скорую руку и представляла множество недостатков. Ни по величине, ни по внутреннему устройству она не удовлетворяла своему назначению, особенно в таком суровом климате.
Пища также не вполне соответствовала обстоятельствам, ибо, что весьма обыкновенно в Николаевске, чувствовался недостаток в хорошем мясе, и даже рыба, только при известных условиях могущая заменить мясо, по дороговизне своей не всегда была доступна матросам. При том работы, на которые матросы назначались в течение зимы были под открытым небо и прекращались только при самых морозах».


В составе экипажа числились:
Командир корвета «Гридень» - лейтенант Густав Христофорович Эгершельд.
Старший офицер – лейтенант Франц Карлович де-Ливрон.
Вахтенный начальник - мичман Алексей Алексеевич Трескин.
Вахтенный начальник - мичман Алексей Васильевич Стромилов.
Вахтенный начальник - мичман Сергей Сергеевич Дурново 3-й.
Прапорщик корпуса морской артиллерии – Александр Иванович Колчак.
Подпоручик корпуса флотских штурманов - Павел Филиппович Чуркин.
Прапорщик корпуса флотских штурманов – Иван Иванович Казаков.
Младший врач – коллежский асессор Павел Александрович Вульфиус.
Вольный механик – Платон Егорович Волин.

131 человек матросов (нижних чинов).
Из них 74 матроса родной экипаж (вышли из Кронштадта). Остальные были назначены с других кораблей:
корвет «Рында» - 30 чел.
корвет «Новик» - 1 чел.
корвет «Боярин» - 1 чел.
клипер «Джигит» - 7 чел.
клипер «Пластун» - 2 чел.
клипер «Стрелок» - 16 чел.
Столь значительные изменения в экипаже корвета «Гридень» произошли после тяжелейшей зимовки в Николаевске, где большая часть экипажа была поражена цингой и тифом.

Извлечение из рапорта
командующего корветом «Гридень»
лейтенанта Эгершельда,
от 12 июля (1860 г.)

«…вследствие предписания командира Сибирской флотилии, с вверенным мне корветом, 14 июня снялся с Николаевского рейда для следования в Де-Кастри, Дуэ, Кусунай и залив Посьета. 11-го числа (июля) вошли в бухту Новгородскую и бросили якорь в 9 часов утра. Получив же на пришедшей с парохода «Америка» шлюпке, приказание контр-адмирала Казакевича, перешли в бухту Экспедиции.
24 июля 1860 года корвет вышел из гавани Посьета и следовал вдоль берега для отыскания леса, годного на потребности нашего поста. До залива Славянского не видали вовсе леса, на южном же берегу залива нарубили 315 бревен.
Пользуясь тихим ветром, благополучно доставили лес в плотах в гавань Посьета».


корвет "Гридень" на зимовке ЗолотойРог, 1860-61 г.г.


4 августа корвет отправился во Владивосток и пришел туда на другой день (5 августа – 17 августа 1860 по новому стилю).

«Здесь вся команда была употреблена на постройку казарм для постовой команды. Оставив здесь 23 матроса для работ, 11 сентября корвет перешел в гавань Посьета».
Экипаж корвета кроме защиты постов выполнял важную функцию обеспечения их провизией, снабжения всем необходим для обустройства и несения службы.
«…12 сентября корвет вышел из гавани Посьета и 17-го бросил якорь на Хакодатском рейде.
1 октября закупив для поста 28 голов скота и 800 пудов сена, корвет вышел в море, а 6 октября благополучно доставил скот во Владивосток.
Кроме того доставлено 6 лошадей. Стойла для скота, сделанные на палубе были так хороши что, несмотря на огромную зыбь и свежий ветер, не потеряно ни одного быка.
13 октября корвет пришел в Тихую гавань (мелководная гавань в заливе Ольга). Приняв здесь провизию, 18 октября вышел из гавани Святой Ольги (залива Ольги).

Пароход корвет Гридень на зимовке,


При тихих южных ветрах, корвет медленно подвигался вперед. 20-го  корвет Гридень во время зимовки 1860-1861 г.г.Золотой Рог,1860-61,числа, когда корвет находился на высоте залива Находка (проходил залив), задул NW (северо-западный ветер), который скоро засвежел.
Порывом изорвало фок (парус) и при повороте через фордевинд (поворот судна, идущего под парусами, по ветру), переломился штырь у гротового бейфута (кусок троса, обшитый кожей, с помощью которого рей или гафель удерживается в обхват у мачты или стеньги, в данном случае у грота). 21-го дул крепкий NW. В этот день изорвало кливер (косой треугольный парус в носовой части корабля). С полуночи 22-го вошел в гавань (Находку), где трое суток пережидал шторм.
27 октября 1860 года (8 ноября по новому стилю) корвет перешел во Владивосток, где стал фертоинг (на два якоря) и окончил кампанию.
Экипаж перешел жить в казарму и офицерский флигель построенные к началу зимовки.
Из рапорта командира корвета «Гридень» капитан-лейтенанта Н.В. Копытова, сменившего лейтенанта Г.Х. Эгершельда.

Командиру Сибирской флотилии
и портов Восточного Океана
Свиты Его Императорского Величества
контр-адмиралу Казакевичу
от капитан-лейтенанта Н.В. Копытова.

вице-адмирал Н.В.Копылов


«…Прибывши на транспорте «Японец» к заливу Владивосток 8 марта (1861 года) в 12.00 порученный мне корвет принял от лейтенанта Эгершельда на законном основании исправно и имея секретное предписание от Начальника Эскадры в Китайском море должен был быть в заливе Новгородском 6 апреля.
25 марта 1861 года на прибывшей шхуне «Первая» получено было мною от капитана 1 ранга Петровского предписание, в котором поручалось мне доставить провизию для команд Пограничной комиссии до 400 пудов, в том числе 202 пуда сухарей, которые надо было еще выпечь из присланной муки.
Весь груз необходимо было поднять по реке Суйфун (Раздольной) к устью реки Хубтубира (Гранитная, Hubutu river), назначив с корвета 1-го офицера и несколько матросов.
Корвет должен был оставаться во Владивостоке до 11 апреля, так как лед вскрылся в бухте «Золотой Рог» только 7 апреля.
Прапорщик Казаков на 2-х китайских лодках 9 апреля отправился на реку Суйфун.
Лодки (джонки) купленные в Шанхае Начальником Эскадры (по его распоряжению - предписание от 10 февраля 1861 года № 60) в данном случае были очень полезны, так как могли поднять сразу почти все нужное количество провизии, а также на 1 месяц провизии на людей проводивших джонки».

В этом же предписании сказано об установлении сообщения Новгородского и Владивостокского постов с крайними постами Уссурийской линии:
«…это предмет особой важности» и потому поручалось мне обратить полное внимание и принять все меры, какие нужны будут для содействия к скорейшему устройству «онаго» и кроме того Начальником Эскадры еще в Шанхае объяснено было мне, что по этой линии необходимо скорейшее устройство станций и что для выбора мест я должен был послать офицера а потому предложивши это капитану Черкавскому по приходе моем на транспорте «Японец» в «Новгородскую гавань», он пожелал возможным назначить для этой цели 1-го унтер офицера и 15 рядовых, которые должны были построить «станок» (стоянка, постой) в том месте где река «Суйфун» наиболее приближается к перевалу через горы, но видя, что одного станка недостаточно я взял на себя постройку другого в черте у устья реки «Суйфун».
Для выбора мест для обоих станков, а также для осмотра всей дороги я командировал мичмана Дурново на озеро «Хинку» (Ханка).
Считаю себя обязанным довести до сведения Вашего Превосходительства, что ни особые трудности поездки по дикой и пустой местности без дорог, в весьма холодное время года, ни недостаточность средств не помешали офицеру это вполне исполнить данное поручение.
Он и впоследствии на корвете «заведывая» парусным мастерством свое внимание и заботливость выказать тем, что предпринятые самые большие работы как то шить новый марсель и заново перешить другой исполнены так как только делать, чтобы это делали благоустроенные мастерские и вообще он рекомендует себя как деятельного и привязанного к службе офицера.
Для постройки станка на устье (р. Суйфун) было послано с корвета 1 унтер-офицер, 1 рядовой.
Выпечка хлеба и сухарей могла производиться в казарменных печах, так как они с расчетом на это употребление были выстроены. Все печи в состоянии были выпекать до 15 пудов в день муки.
О распоряжениях моих пор доставке провизии на реку Хубтубира имею честь представить при сем копию рапорта к Вашему Превосходительству в котором изъяснено, что по неимению предполагал оставить провизию на 2-м от устья станке, но увидевши на карте Начальника Эскадры положение реки Хубтубира относительно этого станка предписал тогда только г. прапорщику Казакову немедленно поднимать провизию по возможности на место и от 8 июня за № 41 прапорщик Казаков доносит что при всех стараниях узнать о реке Хубтубира манзы его не понимают и что в 40 верстах от станка есть река впадающая с правой и называемая туземцами Нянихиза на которую он и начал перевозить провизию.
Переход к устью реки Нянихиза был очень труден как по своему мелководью, так и по сильным перебоям, где вода стремится быстро по каменистому грунту, в таких местах 11 человек команды едва могли перетаскивать джонки, каждую по очереди, большую часть шли по реке бродом, команда постоянно работала в сапогах иначе было бы невозможно потому что каменистый грунт реки резал босые ноги и всю свою обувь они порвали и потому имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство о какой-либо награде эти людям, которые работая успешно в продолжении 3-х недель вполне заслуживают поощрения, и равно считаю долгом засвидетельствовать пред Вашим Превосходительством о особенных трудах и распорядительности по доставке провизии г. прапорщика, который своей деятельностью и попечениями, несмотря на жизнь с ранней весны на открытом воздухе при недостаточности средств доставит провизию на место.
Кроме этого Начальником Эскадры поручено было устройство лазарета в корветской казарме, из которой выбыл экипаж, на 40 кроватей из коих часть кроватей была доставлена на транспорте «Японец», большая же часть сделана корветскими мастеровыми.
Строившийся «карбас» в линейном посту окончен также корветскими мастеровыми, для выпечки хлеба построена двойная печь из кирпича приготовленного солдатами.
Майор Хитрово в письме своем сообщает, что Владивостокский отряд линейного 4-го батальона усердием своим положил выстроить при посту деревянную церковь, для чего в «Вознесение» и в следующее воскресенье они отправлялись в лес для заготовки потребного количества бревен и просил меня о содействии командою вверенного мне корвета, на что по объявлении людям они охотно согласились и вся команда в праздники работала для оной цели а 8 июня в присутствии Начальника Эскадры в Китайском море, всех офицеров и команд корветов «Гридень» и «Калевала» освящена.
25 июня прибыв в залив Святой Ольги для пополнения запасов провизии для корвета и кораблей Эскадры по предписанию капитана 1 ранга Петровского состоявшего на корвете мичман Дурново со всеми сведениями отослал на пароход «Америка».
Восстановление корвета после зимней стоянки проходило в трудных погодных условиях, дожде, снеге, холоде.
Но при всем этом тотчас по вскрытии льда я мог начать компанию, что было можно только при горячем усердии и особенной деятельности офицеров тем более что при неполном комплекте, двое были в командировке, а потому моя приятная обязанность засвидетельствовать пред Вашим Превосходительством их отличную службу.
О людях 27 экипажа я вынужден сказать, что большая часть из них такой бравый и расторопный народ, что приятно было бы с ними не расставаться и вся вообще команда ведет себя и работает такими же молодцами как и прежде».


Из рапорта контр-адмирала Казакевича, 1861 год.
Его Императорскому Высочеству
Государю Великому Князю
Генерал Адмиралу
от Военного Губернатора Приморской
области В.С. и Командира Сибирской
флотилии и портов Восточного Океан

«…Воля В.И.В. в занятии гаваней Владивосток /Мей/ и Новгородской /в заливе Посьет/ приведена мною в исполнение.
Не знаю, известно ли китайскому правительству занятие русскими залива Посьета, но покуда при занятии этом не встречено никаких со стороны его препятствий. Во всяком случае, безопасность поста нашего достаточно обеспечено как положением его, так и присутствием корвета «Гридень», которому поручено охранение постов, как в заливе Посьета, так и в гавани Владивосток и вместе с тем - содействие к устройству их. При этом мною поручено командиру в случае каких-либо неприязненных действий или дерзких требований со стороны китайцев, принять самые решительные и строгие меры, которые, по моему мнению, одни могут заставить их уважать и исполнять трактаты».


По достоинству оценена служба офицеров корвета.
Представление к наградам.
Чинам возвратившимся из
кругосветного плавания
на корвете «Гридень».
Ревизору Алексею Трескину.
«За отлично-усердную и деятельную службу по должности ревизора на корвете в продолжении 6 лети кроме того за командование вахтою чрез две очереди во все плавание под начальством нынешнего командира».
Представляется по ходатайству контр-адмирала Лихачева к ордену «Святой Анны» 3-й степени. Вышестоящая инстанция утвердила орден «Святого Станислава» 3-й степени, так как к Анне представляются не ниже капитан-лейтенанта и за особые отличия.
Вахтенному начальнику Алексею Стромилову.
«За отличное командование «батареею», ротою и вахтою с особенною любовью и знанием дела».
Представляется по ходатайству контр-адмирала Лихачева к ордену «Святого Станислава» 3-й степени.
Вахтенному начальнику Сергею Дурново.
«Кроме прекрасного исполнения своей судовой обязанности, был два раза в продолжительных командировках».
Представляется по ходатайству контр-адмирала Лихачева к ордену «Святого Станислава» 3-й степени.

Вахтенному начальнику мичману Дмитрию Шульпину.
«За отлично-усердную и ревностную службу»
Представляется по ходатайству контр-адмирала Лихачева к ордену «Святого Станислава» 3-й степени.

Старшему штурманскому офицеру подпоручику Павлу Чуркину.
«В продолжении 4-х лет ревностно и усердно исполнял свою обязанность старшего штурманского офицера. Все части его заведования находились в совершенном порядке, журналы велись весьма аккуратно, судовое счисление велось с таким тщанием, что давало всегда возможность с уверенностью приближаться к берегу, входить в туманы и ночью на рейды и в проливы, что нимало ускорило плавание».
Был представлен к ордену «Святого Станислава» 3-й степени, но в итоге получил чин – поручика.
Младший штурманский офицер подпоручик Иван Казаков представленный (как и его начальник подпоручик П. Чуркин) к ордену «Святого Станислава» 3-й степени – получил орден в награду.
В его представлении было указано: «Офицеру этому была поручена доставка провизии для пограничной комиссии в лето 1861 года на Манджурском берегу. Выполнение этого поручения продолжалось более трех месяцев, в продолжении которых он должен был жить в лесу с 10-тью человеками и поднять вверх по весьма мелководной реке почти до 170-ти верст, 400 пудов провизии, что стоило чрезвычайных трудов, а жизнь в дремучем лесу более трех месяцев была полна всех возможных лишений, но все препятствия были преодолены и провизия доставлена по назначению, благодаря особенным трудам и прекрасной распорядительности этого офицера. В продолжении же плавания, кроме отличного исполнения своей прямой обязанности, неоднократно исполнял и обязанности вахтенного начальника».
Корпуса морской артиллерии прапорщик Александр Колчак-3 представляется командиром корвета к ордену «Святой Анны 3-й степени».
«За весьма успешное обучение артиллерийскому делу практически и в особенности заслуживает внимание за теоретическое образование людей, так, что вследствие этого каждый из орудийной прислуги получил полное сознание от производимых им действиях и об употребляемых им вещах».
Контр-адмиралом Лихачевым на представление командира наложена резолюция: «полагать испросить орден Святого Станислава 3-й степени» так как под правила награды орденом не подходит, некоторым же прапорщикам корпуса механиков и штурманов за особые заслуги был жалуем орден «Святого Станислава 3-й степени».
Интересно представление к награждению врача корвета Павла Вульфиуса. «За отлично усердную службу и в особенности за успешное пользование сифилитических, коих было до 40 человек заболевших в Китае, где болезнь эта весьма злокачественна».
В январе 1861 года контр-адмиралом Казакевичем был представлен к ордену «Святого Станислава 3-й степени»: «…за усердную службу и в том внимании, что «прийдя» в Николаевск в отряде контр-адмирала Кузнецова, в 1861 году имел полное право на возвращение, но вместо того поступил на корвет «Гридень».
Представление сие разделял и флота Генерал-Штаб-Доктор, но оное по приказанию Его Высочества отложено до возвращения Вульфиуса».
Контр-адмирал Лихачев особенно ходатайствует о враче Вульфиусе, чтобы испросить ему орден «Святой Анны 3-й степени» или следующий чин за отличие.
По должности врач Вульфиус не может быть награжден чином. В результате получил «Анну».
Старший офицер лейтенант Александр Веселаго 3-й представлен командиром корвета к следующему чину. «За отлично-усердную и ревностную службу по должности старшего офицера, обучение команды морскому делу и грамоте и за труды по введению на корвете нового артиллерийского учения».
Орден «Святого Станислава 3-й степени» он получил в 1859 году.
Тем не менее, контр-адмирал Лихачев полагает испросить вместо чина орден «Святой Анны 3-й степени».
В итоге он получил «Анну».
Архивные документы позволили, с определенной степенью достоверности представить, как в то время служили, выполняя свой долг командиры и офицеры кораблей, нижние чины.
На Корабельной Набережной города Владивостока напротив часовни установлен памятник Святому Илье Муромцу Печерскому – Первому стражу рубежей России.
Корвет «Гридень» ставший первым стражем Владивостока оставил заметный след в его истории. Не только защита Южно-Уссурийского края с моря, но и обеспечение постов и поселений провизией, лесом, углем, строительство жилья, все хозяйственные заботы легли на плечи экипажа.
Доставка провизии пограничной комиссии в верховья реки Суйфун прапорщиком корпуса флотских штурманов – Иваном Казаковым, исследование и определение возможных маршрутов дорог и поселений от Владивостока до озера Ханки мичманом Сергеем Дурново.
Зоологические исследования судовым врачом корвета «Гридень» Павлом Вульфиусом, который ловил бабочек, стрелял и препарировал птиц.


План казармы и офицерского флигеля построенные экипажем корвета Гридень


  Экипажем для зимовки на берегу построены деревянные казарма и офицерский флигель, планы, которых сохранились до наших дней.
Руководил строительством прапорщик морской артиллерии корвета «Гридень» Александр Иванович Колчак, дядя будущего адмирала Колчака.
Именами командира корвета лейтенанта Г.Х. Эгершельда и штурмана поручика П.Ф. Чуркина названы входные мысы в бухту Золотой Рог.
Командир корвета капитан-лейтенант Копытов Н.В. наряду с
Г.И. Бутаковым и А.А. Поповым, стал одним из первых адмиралов русского парового броненосного флота. Расцвет его творческих сил совпал с коренным переломом в морском деле - торжеством парового двигателя и началом броненосного судостроения. Каждый вопрос, с которым Копытов соприкасался в своей службе на высших должностях, он охватывал не узко ведомственным, а широким государственным взглядом. Служба Копытова в Балтийском флоте особенно отмечена работами по выяснению стратегического значения Моонзунда, а его командование Черноморским флотом и портами в новой истории этого флота, после воссоздания его в 1880-х годах, является знаменательным периодом
Корабельный врач П.А. Вульфиус до конца своей жизни возглавлял детскую больницу «Святого Владимира» в Москве (1876-1896 г.г.). Относился к обязанностям чрезвычайно внимательно, оставил о себе добрую память.



Спуск на воду корвета Совершенный. Амурский судостроительный завод . 22 мая 2015 года.

Так начиналась эпопея Владивостока, ставшего волею судьбы форпостом России на Дальнем Востоке.
Прошло более 150 лет. В современном микрорайоне города Владивостока «Снеговая падь» имеющем прекрасные условия для воспитания, учебы детей проживают флотские семьи.
22 мая 2015 года на Амурском судостроительном заводе в городе Комсомольске на Амуре состоялся торжественный спуск на воду нового корвета «Совершенный», впервые в истории России построенного на Дальнем Востоке.
Заложенный в водах Амура он примет эстафету от корвета «Гридень» вышедшего из устья Амура на охрану рубежей России полтора века назад.



Застраивался Владивосток. В экипажной, матросской слободках, селились семьи офицеров, нижних чинов.




Матросская слобода 1875 год




В день рождения города Владивостока 2 июля 2015 года, решением командования Тихоокеанского флота, администрации города Владивостока, при поддержке и активном участии общественных организаций города Владивостока – Владивостокского морского собрания, Союза моряков-подводников Тихоокеанского флота, Приморских отделений Русского географического общества и Российского военно-исторического общества, Владивостокского городского совета ветеранов и Совета ветеранов Тихоокеанского флота на причале Корабельной Набережной будет заложен камень будущего памятного знака «Экипажу корвета Гридень».


Памятный знак экипажу корвета Гридень



Флотские традиции, преемственность поколений продолжаются.
На репродукциях с картин художника-мариниста Валерия Шиляева изображен корвет «Гридень» на переходе в Приморье и на зимовке в бухте Золотой Рог.

Вице-адмирал А.В. Конев.
Действительный член:
Русского географического общества,
Российского военно-исторического общества.
Tags: Владивосток, история, тихоокеанский флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments